Черная ночь Железного века: метафизические основания Black Metal

Smierc Polarstern

Посторонний слушатель обычно испытывает неприятие формы и сущности Черного Металла. Стиль, зародившийся в Скандинавии в середине 1980-ых гг., и ныне воспринимается как слишком экстремальный, маргинальный — и выходящий за рубежы музыки как таковой. Верно то, что Black Metal в своих изначальных проявлениях — это даже не Rock, но, скорее, шумовая музыка. Гитарный Noise, чистая какофония — монотонный звук, лишенный свойственного музыке мелодизма.

Само название стиля — «Черный Металл» — отсылает к теме Тьмы и Железа. Тьма — как вселенская Ночь, закат, Запад, упадок, растворение, погружение в первозданную неразличимость Хаоса. Железо — как Железный век, время скорби, битв, тяжелого труда и жестоких кровопролитий, последняя историческая эра перед концом мира — богов и самого человека.

Когда говорят «Черный Металл Белой расы», то имеют в виду, что Black Metal — естественно выражает мироощущение западного человека эпохи нигилизма. Ибо в Черном Металле нет ничего возвышенного — это творчество упадка и творчество об упадке, продукт человека, брошенного в алхимический тигль черного преображения, nigredo.

Черный Металл — это музыка титанов. И как все титаническое — в своем звучании Black Metal есть погружение в хтонические глубины Бытия. Как фигуры титанов сочетают человекоподобные торсы и змееподобные конечности — так и в Черном Металле само ритмическое существо пения и музыки (и, в частности, рок-музыки) растворяется, переходя в белый шум. Black Metal в своем истоке — аритмичен (ранний «Darkthrone»), а порой и совершенно атонален (поздний «Deathspell Omega»).

В некотором смысле, как сугубо музыкальное явление Black Metal — дегенеративен. От высот классической олимпийской музыки он низводит слушателя в темные глубины титанического Хаоса. В метафизическом смысле звучание сырого Черного Металла — это звучание, резонанс первозданной руды, materia secunda, извлеченной титанами из недр Аида — и растворенной в чистую субстанцию Хаоса, materia prima.

Упадочность, деконструкция и нигилизм — основные мотивы в творчестве даже тех формаций, который связаны с правоконсервативным мировоззрением. На украинской сцене наиболее отчетливо мотивы Железного века, битвы богов и конца времен прослеживаются в творчестве «Reusmarkt», «Drudkh», «Кроди» и «Nokturnal Mortum». Их музыка, скорее, пессимистична — однако в разрушении традиционного миропорядка Black Metal черпает вдохновение и демонстрирует парадоксальный волевой порыв.

В Черном Металле порой трудно отличить волю к жизни от воли к смерти. Упомянутые нами формации, в некотором роде, воспевают конец Традиции, сживаются с ним, принимают как неизбежное испытание — и условие нового метафизического начала. Понимая вечность как колесо времени, а бытие — как единство противоположностей, артисты Черного Металла сами облекаются в демонические ризы, ритуально отождествляясь с силами упадка.

Говоря о феномене Черного Металла, мы должны отметить его трикстерскую природу. В действительности, Black Metal есть одновременно музыка нисхождения и восхождения, пессимизма и героической воли к власти. В этом смысле, рассуждая о метафизике Черного Металла, мы не можем однозначно соотнести его с правой или с левой идеологией, консервативной или революционной философией.

Black Metal вне добра и зла, порядка и хаоса, Света и Тьмы. Подобно всякому оружию Железного века, он есть обоюдоострый меч — пение висельников и героев, которые в последней битве сливаются в едином порыве воли. В самый черный час вселенской Ночи, когда кумиры Бытия, низвергаясь — утверждаются, а коса Смерти — вскрывает утробу новой жизни.

 

Декабрь 2017

* Ранее не публиковалось

 

 

 

 

 

G+